Ford Sollers назвал размер компенсаций рабочим завода во Всеволожске

Стало известно, сколько получат уволенные рабочие завода Ford Sollers

Ранее рабочие заявили, что ждут компенсаций в размере двух годовых окладов.

Компания Ford Sollers сообщила, каков будет размер компенсации рабочим, увольняемым с заводов автопредприятия.

Согласно условиям увольнения, сотрудники смогут претендовать на выплаты в размере 5,5-12 окладов. Точный размер компенсации будет зависеть от срока работы на заводе. Получить выплаты сотрудники смогут в период с 8 по 22 апреля.

Напомним, с июля этого года будет закрыт завод Ford Sollers во Всеволожске. Рабочие потребовали выплатить им компенсации в размере двух годовых окладов, иначе они устроят забастовку. Под сокращение на заводе попадают 868 сотрудников.

Подписывайтесь на наш канал в » Яндекс.Дзен»: больше интересных новостей каждый день.

Наш телеграм-канал » НЕВАжности» — с иронией о происходящем в картинках.

Ford Sollers в четверг прекратит работу завода во Всеволожске

Москва, 20 июня — «Вести.Экономика». Компания Ford Sollers в четверг прекратит работу завода во Всеволожске Ленинградской области, заявил председатель профсоюза завода Ford во Всеволожске Михаил Сергеев.

Ford Sollers завершит к июлю выпуск легковых автомобилей в России, закроет заводы в Набережных Челнах, Всеволожске и завод двигателей в Алабуге. Губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко заявил ранее, что завод в регионе работает до 20 июня, и на этом этапе произойдет добровольное сокращение штата сотрудников. Тех, кого не устроят условия сокращения, ожидает плановое сокращение в сентябре. Максимальные выплаты получат работники автозавода со стажем более десяти лет.

«В четверг 20 июня официально наступит последний рабочий день», — ответил Сергеев на запрос РИА «Новости».

По словам Сергеева, конвейер завода остановлен еще на прошлой неделе. Основное количество работников уволится 24-26 июня. Большинство сотрудников предприятия выбрало вариант добровольного увольнения с выплатой дополнительного вознаграждения, который предложило руководство предприятия.

Увольняемым работникам «Форда» годовой зарплаты маловато

Грядущее закрытие завода «Форд» в Ленинградской области ознаменовалось скандалом, за которым, раскрыв рты, глядят работяги тысяч российских предприятий: профсоюз завода во Всеволожске посчитал, что компенсации, доходящие до годовой зарплаты, — слишком маленькая цена за сокращения, и потребовал удвоить сумму! Неужели борьба за права трудящихся достигла в России таких высот?

— . Андреич, ну где такое видано? Отступные за год вперед дают, а им все мало…

— И не говори: когда в 1995-м меня на фабрике сократили, не то что компенсацию как положено — за полтора месяца не дали, вообще не рассчитали! А эти… Обнаглели просто…

Два охранника, вышедшие покурить на крыльцо магазина, как и многие сегодня во Всеволожске, обсуждают даже не сам факт закрытия завода, а ультиматум, который поставили рабочие «Форда». Для человека, познавшего прелести современных российских трудовых отношений в стиле «не нравится — увольняйся», предложение от транснациональной компании и впрямь звучит экзотически: вместо двух положенных нашими законами окладов «Форд» давал от 5,5 до 12 месячных заработков (в зависимости от стажа) — в среднем работяге достается 600 тысяч отступных.

Требуют зарплату за 2 года.

Фантастика!

Тут бы взять и поблагодарить за щедрость. А они в ответ бузить удумали. И поэтому хлесткое «обнаглели» я услышу от всеволожцев еще не один раз. Ну действительно, почему головы этих рабочих устроены не так, как у осуждающих их людей, и где они этой трудовой демократии нахватались?

— Не могу сейчас, извини, — на бегу отвечает глава фордовского профсоюза Михаил Сергеев. По голосу в трубке чувствуется, что борьба за права в самом разгаре. — Из-за наших требований на коллектив оказывается давление, меня сегодня только с третьего раза на завод пустили. Но мы продолжаем бороться!

Главный профсоюзник всеволожского «Форда» Михаил Сергеев убеждает коллег, что нужно идти до конца. Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Командировку в Бразилию оплатил завод

Все началось в 2002-м, когда в поле под Всеволожском с помпой запустили завод Ford Sollers. Примерно тогда же рабочие создали профсоюз, который до поры мало чем отличался от тысяч подобных скучных организаций. Пока однажды его тогдашний лидер, штатный сварщик Алексей Этманов не съездил в Бразилию — там профсоюзы «Форда» со всего мира проводили слет, на котором несколько дней учились отстаивать свои права и разговаривать с работодателем. Если бы менеджмент завода, который оплатил поездку, мог предвидеть, какие знания он оттуда привезет…

Вопросы к начальству появились уже спустя несколько дней после его возвращения: почему это бразильский рабочий при равных условиях труда получает в полтора раза выше всеволожского? Несправедливо!

Первая стачка принесла свои плоды — зарплаты тогда подняли на треть. И рабочее движение начало набирать обороты: чуть ли не каждый год профсоюз всеволожского «Форда» требовал то повысить зарплаты, то индексировать их по графику, то подписать коллективный договор, то право самим выбирать дату отпуска… Всякий раз требования сопровождались «итальянскими забастовками», работой строго по инструкциям: положено кару по цеху со скоростью 5 км/ч двигаться (хотя можем и быстрее) — так он и будет ездить, положено в час столько-то дверей к «Фокусу» прилаживать — ровно столько и будем делать (хотя можем и больше)…

2002 год, первый автомобиль Форд выпущен на заводе во Всеволжске. Фото Сергея Смольского (ИТАР-ТАСС)

Как результат — бывали времена, когда за смену вместо 300 авто, которые требовало начальство, с конвейера сходило — по технологии — почти в два раза меньше, что приводило к миллионным убыткам. В долларах. И менеджменту приходилось усаживаться за стол переговоров. А зарплаты трудящихся «Форда» стали едва ли не самыми высокими во Всеволожском районе — не случайно работать сюда каждый день ездят из соседних регионов и даже из самого Питера.

И вот за два месяца до объявленного закрытия «Форда» во Всеволожске, пожалуй, самый буйный профсоюз страны повел трудовой коллектив в последний и решительный бой, требуя удвоить компенсации. Неужели и на этот раз получится? Но, похоже, руководство предприятия так не считает.

Грядущее закрытие завода «Форд» в Ленинградской области ознаменовалось скандалом, за которым, раскрыв рты, глядят работяги тысяч российских предприятий. Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«Размер компенсаций финальный»

«Компания рассчитывает, что сотрудники воспользуются программой добровольного увольнения с выплатой компенсации от 5,5 до 12 месячных окладов, — ответили «Комсомолке» в пресс-службе Ford Sollers. — Большинство сотрудников завода во Всеволожске имеют стаж 10 и более лет и могут рассчитывать на максимальный размер компенсации… Профсоюз во Всеволожске представляет небольшую часть сотрудников Ford Sollers, решение об участии в программе добровольного увольнения принимает каждый сотрудник самостоятельно… Компенсации по программе значительно превышают установленный законодательством РФ уровень. Размер компенсаций финальный, и пересмотр не планируется».

— Хорошие же условия, почему не соглашаетесь-то? — снова звоню главному заводскому профсоюзнику Михаилу Сергееву , практически повторяя те мысли, что бродят в головах рядовых обывателей Всеволожска.

— Лукавят они, — снова отвечает главный профсоюзник завода Сергеев.

«Потихоньку «итальяним»

Смена на заводе заканчивается в пять вечера, и народ тянется к проходной у автостоянки, наполовину забитой «Фордами» разных моделей: многие успели воспользоваться льготными программами от завода и купить машины с хорошей скидкой — это тоже была одна из фишек «Форда». Михаил Сергеев, как и все, покидает завод, и мы идем к его Ford EcoSport.

— Смотри: на самом деле проводится программа принудительно-добровольного увольнения, — говорит он. — Да, сделали предложение работникам, но чисто в виде анонса! Потом — они издали лист вопросов-ответов об увольнении. Там интересен пункт № 12 — все обещания про эти оклады будут выполнены при трех условиях: выполнении плана, который до нас не доводится, начиная с 8 апреля и до закрытия завода люди не должны отсутствовать на предприятии больше 15 процентов времени — то есть, если человек заболел и не был на заводе вот эти 15 процентов, он денег не увидит. И третье — если человеку в этот период не будет вынесено какое-то взыскание. Если просто: работодатель не дает никаких гарантий, оставляя за собой право распоряжаться даже этими деньгами и до последнего дня не дать работнику конкретный договор.

Всеволожск, 2020 год. На церемонии запуска производства новой модели Ford Focus на заводе Ford Sollers. Новая модель Ford лучше адаптирована к российским дорогам. Фото Петр Ковалев/ТАСС

— И многие уже пошли на эти условия?

— Единицы! И мы убеждаем народ, что нужно идти до конца.

— А до конца — это как?

— Потихоньку «итальяним», притормаживаем, вплоть до полной остановки конвейера. Будут митинги. Надеемся, что власти нас поддержат. Выведем народ по максимуму. Чтобы наше высшее руководство в Америке увидело это.

«Не по совести»

— А требование в два годовых оклада откуда взялись?

— Пойми: мы не зажравшиеся приложения к молоткам и отверткам, как думают некоторые, а нормальные работники компании «Форд»! И добиваемся того, чтобы к нам относились как к работникам «Форда» во всем мире. Нам же все эти годы говорили, что правила «Форда» везде одинаковы, мы часть этой компании. Но увольнять, нас, оказывается, будут по другим правилам. В Германии сейчас тоже происходит сокращение 5 тысяч мест, и там «Форд» предлагает 30 тысяч евро — годовой оклад — каждому. Плюс — оклад за каждый отработанный год. В Румынии было недавно большое сокращение, там тоже предложили два годовых оклада. Мы не считаем, что мы хуже румын и немцев. Мы посчитали средний стаж наших сотрудников, это 12 лет, и вывели — справедливым будет выплата, как в Германии. Если нам будет объявлено, что каждый работник получит годовой оклад и плюс оклад за каждый отработанный год, мы согласны. Но с нами не ведут переговоры…

Я уже готовлюсь выслушать претензии в адрес заокеанских капиталистов, обвинения во всех бедах, а он вдруг начинает их защищать.

— Как раз к ним-то претензий нет — они прислали достаточную сумму, чтобы выплатить справедливые компенсации. Дело в российском менеджменте. И похоже, без вмешательства глобального управления «Форду» проблему не решить.

— Дело не в жадности, а в справедливости, — добавляет глава территориальной организации межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» Игорь Темченко. — Средства есть, просто они распределены не по совести. Средний менеджер, который хоть косвенно, но все-таки виноват в том, что завод закрывается, получит 6 миллионов, а рабочий — 600 тысяч.

Сотрудники в нагрузку?

Свой ультиматум профсоюз выдвинул на встрече с областными чиновниками. И местные форумы снова запестрили знакомым «обнаглели»: «У меня когда мужа сократили, мы и не думали пикеты устраивать, хотя тоже в кредитах». Профсоюз потребовал от властей специально для них создать отдельную биржу труда («Пусть, как все, — в общей очереди в нашем Центре занятости посидят!»), а на кураже — даже начать переговоры с новым потенциальным собственником, когда тот объявится («Что-то новенькое — покупателю работники в нагрузку достанутся?»).

А в том, что он объявится и тоже, скорее всего, займется автомобильной сборкой, здесь ни у кого сомнений нет: готовый же завод при удобной транспортной логистике, все коммуникации на месте, Питер — вон он, километрах в двадцати. Покупай, заезжай и начинай работать! Об инвестиционной привлекательности района говорит и то, что здесь находятся около двух десятков крупных налогоплательщиков, включая финский завод по производству шин и итальянское предприятие, изготавливающее водонагреватели. Однако штаты везде укомплектованы, а с «Форда» будут уволены сразу 950 человек. Так что беспокойство будущих безработных вполне понятно. Так куда же они пойдут работать?

«Ниже 40 тысяч не предлагаем»

— Списка увольняемых у нас пока нет, но мы готовимся к этому массовому увольнению — мобильный пункт прямо на заводе поставим, — говорит и. о. директора Всеволожского филиала центра занятости населения Ленобласти Наталья Петрова. — Сегодня можем предложить около 3,6 тысячи вакансий, но не каждая работа может им подойти — у них же специфика: слесари-сборщики, маляры кузовного цеха. Да и предлагаемая оплата не всегда может устроить, хотя для этих рабочих мы ниже 40 тысяч не предлагаем…

Всеволожск. Автомобили Ford на эвакуаторе на территории завода Ford Sollers. Фото Александр Демьянчук/ТАСС

Уже вернувшись в гостиницу, просматриваю список вакансий, который может заинтересовать фордовцев: маляр порошковой окраски — 35 тысяч, сборщик — 32 тысячи, сварщик — 35 тысяч… Мест, где предлагают больше 40 тысяч, — не так уж и много. А ведь есть еще и другие безработные, не связанные с автозаводом, которые тоже не прочь заработать побольше.

В голову лезет неловкая мысль, и я снова заглядываю на интернет-форумы — в районе давно знают, вакансии с какими зарплатами будут предлагать бывшим заводчанам. Точно, есть то самое «обнаглели». «Это что же — нашим мужьям самые низкооплачиваемые работы останутся? Пора свой профсоюз безработных создавать!» — волнуются домохозяйки.

Но и здесь, оказывается, не все так просто…

В ТЕМУ

Американцы в России проиграли корейцам

Андрей ГРЕЧАННИК, автоэксперт:

— Причин ухода «Форда» много. Ford Focus второго поколения одно время был самой популярной иномаркой в России. Но потом менеджмент переориентировался на «Фокус» третьего поколения — более дорогую и технологически сложную модель, продавалась она плохо. Вместо нее фордовцам предложить бы что-то более дешевое и интересное, учитывая, что платежеспособность населения упала, но они не стали этого делать и проиграли конкуренцию корейцам: если 10 лет назад Ford Focus стоил 400 — 450 тысяч рублей, то сейчас — дороже миллиона. В то время как корейские машины примерно того же класса стоят на 200 — 300 тысяч дешевле.

Кроме того, менеджмент «Форда» вовремя не смог понять растущую популярность кроссовера. В этом классе заводу стоило предложить что-то вроде Hyundai Creta или Renault Duster, но американцы снова не угадали с модельным рядом и растеряли всю популярность. По сути, место Ford заняли Hyundai и Kia.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Черная метка.

В компании с парой сборщиков завода мы сидим в местной кафешке и звоним по объявлениям в газетах о трудоустройстве. И вскоре становится понятной причина, по которой они чуть ли не умоляют не называть даже их имен: высококлассные спецы нужны везде, но на том конце трубки каждый раз осекаются, когда рабочие честно отвечают на вопрос о своем последнем месте работы. И сразу обещают перезвонить.

Хотя и так понятно — не перезвонят.

— Для многих это как черная метка, — говорят они. — Боятся, что мы и там права качать начнем. Хотя что плохого в том, что мы требуем уважения к себе, белые, постоянно индексируемые зарплаты?! И что плохого, что мы узнали о существовании другого капитализма, в котором мы не боимся начальства, а говорим с ним на равных? — печально констатируют мужики и разводят руками: у многих фордовцев до сих пор нет четкого ответа на вопрос, где они потом будут зарабатывать деньги. Хотя уверены: их высокая квалификация (а это признанный факт) будет востребована на рынке труда.

— Оборзели совсем с этими правами, — это уже таксист комментирует новости по радио, где рассказывают о новой забастовке профсоюза. — Я, как ни кручусь, больше 40 тысяч все равно не получается, а они около 70 получают и недовольны.

По радио в это время уже зачитывают другую новость: почти 90 процентов всех активов страны находится в руках всего трех (!) процентов россиян. Таксист внезапно смолкает и о чем-то задумывается.

А мысль-то на поверхности: ведь это именно то, против чего идет профсоюз — не отнять и поделить, а перераспределить блага.

Можно долго рассуждать, а не перегнули ли они палку в борьбе за это?

Но полно же историй, когда люди у станка едва сводят концы с концами, в то время как владельцы таких заводов сияют со страниц «Форбс», соревнуясь роскошью яхт, дворцов и количеством нулей на счетах. Как бы мы ни хаяли Запад (хотя есть за что, конечно), вот этой-то борьбе за права, с которой однажды познакомились фордовцы, стоило бы поучиться всем. И когда такие буйные профсоюзы появятся на российских предприятиях, рекордная пропасть в обладании богатствами будет не такой шокирующей. Да и экономика оживится — увеличенные зарплаты рабочих стимулируют потребление и спрос, а не будут лежать мертвым грузом в офшорах. А многим работягам уже не захочется возвращаться туда, где любое желание улучшить условия своего труда будет названо наглостью.

P. S. Пока верстался номер, пресс-служба Ford Sollers заявила, что с предложенными администрацией условиями увольнения согласились более 85% сотрудников завода. 140 человек соглашение не подписали и снова вышли на митинг.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Работникам завода «Форд», если они уволятся сами, пообещали выплатить до 12 месячных окладов

Размер компенсации зависит от трудового стажа и может быть вдвое меньше

Руководство завода «Форд-Соллерс» во Всеволожске определилось с размером компенсации увольняемым сотрудникам. То рабочие, которые в апреле добровольно напишут заявление по собственному желанию, могут рассчитывать на выплату оклада за несколько месяцев (подробности).

ЕЩЕ

«Куда пойдем работать? Непонятно». В Ленобласти закрывается завод «Форд»

К июлю от должностей освободят почти тысячу человек

Два из трех заводов «Форд» закрываются в России. Причина – реструктуризация, которую вызвало стабильное снижение продаж легковых автомобилей. Компания решила сосредоточиться на коммерческих легковушках – малотоннажных грузовиках. Их продолжат выпускать в Елабуге в Татарстане , где также делают двигатели. А вот от заводов во Всеволожске ( Ленобласть ) и Набережных Челнах (Татарстан) отказываются (подробности).

Ford назвал размер компенсаций увольняемым сотрудникам в России

Сотрудникам Ford Sollers в России при добровольном увольнении предложили выплатить от 5,5 до 12 месячных окладов; работники недовольны и настаивают на пересмотре этих сумм, сообщил «Интерфаксу» в четверг представитель профсоюза работников автомобильной промышленности МПРА Игорь Темченко.

По его словам, программа добровольного увольнения, объявленная в связи с реструктуризацией бизнеса Ford в РФ, распространяется на все заводы и касается как менеджеров, так и рабочих.

Работникам, которые уволятся по собственному желанию с 8 по 22 апреля 2020 года, обещают выплатить компенсации, которые в зависимости от стажа составят от 5,5 (меньше пяти лет работы) до 12 (больше 15 лет работы) месячных окладов.

Темченко заявил, что работников эти суммы совершенно не устраивают, и что они направили письмо в Ford Europe с просьбой пересмотреть их, а также готовы выходить на пикеты и митинги в случае, если их требования не будут удовлетворены.

В марте сообщалось, что профсоюзы работников Ford во Всеволожске в случае добровольного увольнения собираются требовать выплаты двух годовых окладов для каждого сотрудника. При этом они указывали, что на удовлетворение этих требований понадобилась бы седьмая часть из $200 млн, которые Ford планирует направить на выплаты поставщикам и сокращаемым работникам.

Ранее совместное предприятие американского автопроизводителя Ford и российского ПАО «Соллерс» сообщило о реструктуризации бизнеса в России и закрытии двух производственных площадок в Татарстане и завода во Всеволожске. Совместное предприятие будет перезапущено с 1 июля 2020 года на базе завода в Елабуге и сосредоточится на производстве и продажах легких коммерческих автомобилей Ford Transit.

При этом «Соллерс» получит 51% в обновленном СП, 49% будет у Ford Motor Company – компании подписали протокол о намерениях «о реструктуризации совместного предприятия, деятельность которого в будущем сконцентрируется на сегменте легкого коммерческого транспорта».

При этом Ford Sollers покидает рынок легковых автомобилей в России. Импорт легковых автомобилей в Россию также будет прекращен.

На всеволожском заводе Ford работают 969 сотрудников, в Набережных Челнах в настоящее время работает 850 человек, еще 100 человек – на заводе двигателей в ОЭЗ «Алабуга».

Рабочие Ford в Всеволожске согласились на условия руководства компании

Как сообщили в пресс-службе «Форд Соллерс», 97% работников завода «Форд Мотор Компани» во Всеволожске согласились с условиями программы добровольного увольнения, предлагаемого работодателем. Из 963 сотрудников несогласными остались 25 человек.

Протестовать «Форд» начал в прошлом месяце

Наша редакция освещала историю с закрытием предприятия «Ford». Рабочим была предложена программа добровольного увольнения, по которой 5,5 окладов получат те, чей стаж на предприятии составляет менее пяти лет, 11 окладов те, у кого он составляет от 10 до 15 лет и 12 окладов перечислят тем, кто трудится в компании более 15 лет.

Рабочие посчитали такие условия несправедливыми. Согласно предложенной программе рабочие получали бы от 300 до 700 тысяч рублей в одни руки, тогда как аналогичные программы при закрытии заводов в Европе приносили рабочим около 1,3 млн рублей. В апреле коллектив создал первичную профсоюзную организацию и объявил о намерении добиться повышения окладов.

По прошествии чуть более месяца мы видим, что когда речь зашла о борьбе, энтузиазм рабочих сошёл на нет. Добиться своего не помогли ни уличные акции протеста, ни итальянская забастовка.

Вот как комментирует своё решение прекратить борьбу лидер профсоюза «Форд» Михаил Сергеев:

«Я согласился. Мне надо на что-то жить, и лучше взять, что дают. Большинство из нас ждёт мрачное будущее. Люди понимают, что останутся один на один с действительностью. На работу брать не хотят, как только слышат, что с «Форда». Считают, видимо, что мы свободолюбивые. А мне и вовсе 56 лет, мимо пенсии пролетел и фотография моя в каждом отделе кадров.»

Впрочем, не все участники протеста подняли белый флаг. Председатель «Рабочей Ассоциации» по Петербургу Игорь Темченко заявляет, что не намерен сдаваться.

«Я не согласился и соглашаться не собираюсь. Распределение компенсаций между менеджерами и рабочими несправедливое. При этом я понимаю, что меня ждёт сокращение и два оклада» — заявил он.

По словам председателя комитета по труду и занятости Ленинградской области Алексея Брицуна, на 20 мая запланирована рабочая встреча с несогласными рабочими.

«На ней будут обсуждаться вопросы трудоустройства по каждому. Что касается стратегического решения вопроса, то надежда на инвестора, который, возможно, придёт на площадку «Форда». Пока речь о автопроизводителе «Хендай» » — рассказал чиновник.

Когда рабочие только объявили о намерении бороться с работодателем за свои права, мы писали, что добиться от господ уступок можно только через практику каждодневной, упорной и организованной борьбы. Только начав терпеть убытки, причем убытки серьезные, руководство «Форда» пошло бы на попятную. К сожалению, практически сразу после начала забастовки вскрылось, что рабочие не достаточно основательно подготовились к «игре на тоненького» с менеджментом предприятия. Как результат — за месяц у трудящихся кончились деньги и иссяк весь энтузиазм.

В силу того, что рабочее движение страны только начинает просыпаться, только начинает делать робкие шаги в деле отстаивания собственных трудовых прав, подобные провалы, увы, неизбежны. Негативный опыт — тоже опыт, поэтому российским рабочим важно не терять энтузиазма, и учитывать ошибки своих товарищей в будущем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .

Ford уходит из России. Рабочие завода под Питером добиваются компенсации, как в Европе

Под Петербургом закрывается завод Ford Sollers

No media source currently available

Автомобильный гигант Ford уходит из России: компания сворачивает производство легковых автомобилей в стране, завод Ford Sollers в Ленинградской области готовят к продаже. Его сотрудники остаются лишь с компенсацией, в разы меньшей, чем в других странах, где работает Ford. Они уже устраивали пикеты и говорят, что готовы к протестному митингу и даже голодовке.

Ford Mondeo под «Прощание славянки»

Основные увольнения на заводе Ford Sollers в Ленинградской области запланированы на 26 июня – работу потеряют около тысячи человек. Предприятие существовало 17 лет. Некоторые его сотрудники работали здесь с самого начала.

На пике спроса завод выпускал более 120 тысяч автомобилей в год, но в последнее время работал не на полную мощность – упали продажи. Успешное в прошлом производство не выдержало конкуренции, а также падения рубля, роста цен на металл и снижения покупательской способности россиян.

Недавно здесь собрали последний Ford Mondeo. Из цеха модель уезжала под «Прощание славянки».

Массовые увольнения на заводах Ford сейчас идут и в других странах, в том числе в Америке. Автогигант сокращает семь тысяч рабочих мест. После закрытия завода в Ленинградской области Ford полностью прекратит производство легковых автомобилей в России, но обещает не уходить из страны совсем. Компания планирует сконцентрироваться на выпуске легкого коммерческого транспорта, правда, в другом регионе – в Татарстане.

От 5 до 12 окладов компенсации – вместо 24

Сотрудникам Ford Sollers предложил денежные компенсации по программе добровольного увольнения – от 5 до 12 окладов в зависимости от стажа работы в компании. Но профсоюзные лидеры выяснили, что в других странах попавшие под сокращение рабочие получают от компании 24 оклада – как минимум в два раза больше, чем их российские коллеги. Такую разницу в оплате рабочие завода под Петербургом считают дискриминацией.

«Давайте вы нам 24 оклада дадите! То, что на самом деле они делают по всему миру – та же самая Румыния, Германия, примерно такая же схема», – возмущается рабочий завода Владимир Лесик.

В ответ на запрос Настоящего Времени представитель компании Ford Sollers сослался на действующий в России кодекс законов о труде. В соответствии с ним, компенсация для уволенных из-за сокращения работников еще меньше: она составляет от одного до трех среднемесячных заработков. Первые два платит работодатель, третий – биржа труда.

«Условия компенсации формируются в соответствии с местным трудовым законодательством и действующим трудовым договором. Условия отличаются от страны к стране. Компания предлагает условия компенсации, которые превышают установленный законодательством Российской Федерации уровень», – прокомментировала Екатерина Комарова, менеджер по связям с общественностью Ford Sollers.

Большинство сотрудников согласны на меньшую, но гарантированную компенсацию при сокращении. Однако 32 члена профсоюза решились на открытый протест. Они отказались принимать участие в добровольной программе увольнения и в итоге предложенную изначально компенсацию от Ford – до 12 окладов – уже не получат. Отчаявшиеся рабочие говорят, что сознательно пошли на принцип.

«Понимаю, конечно, что я могу остаться без ничего. Но я не могу иначе. И товарищам в глаза будет смотреть стыдно», – говорит Иван Петров, сварщик кузовного центра завода Ford Sollers.

Семейное увольнение

Виктория Туник и Дмитрий Иванов работают на заводе под Петербургом с момента его открытия. Познакомились они прямо в цеху, недавно поженились. Их семейный автомобиль – второй Ford Focus. 12 лет назад они собрали его на конвейере своими руками. Говорят, это совпадение, что выбрали именно этот автомобиль, но не жалеют. Жалеют о том, что завод, ставший для них родным, закрывается, а они остаются без работы.

В истории с профсоюзными протестами Виктория решила выбрать деньги, хотя ее супруг присоединился к протестующим. Она говорит, что хочет иметь подушку безопасности, но надеется, что у мужа и его соратников все получится.

Дмитрий вместе с единомышленниками вышел на акцию протеста у администрации Ленинградской области. Несогласные с размером компенсаций рабочие поочередно сменяли друг друга на одиночном пикете. От чиновников они потребовали вмешаться в спор с компанией Ford и во что бы то ни стало сохранить рабочие места. Но к протестующим вышел только охранник, который переписал тексты с плакатов и ушел.

Теперь рабочие Ford Sollers намерены устроить митинг, а если и это не поможет, готовы даже начать бессрочную голодовку.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Выбор автомобиля, его ремонт и техническое обслуживание