Citroёn в России итоги 2020 года

РБК: концепция развития России до 2020 года оказалась невыполнимой

Издание РБК проанализировало, какие цели , поставленные более десяти лет назад в Концепции развития России до 2020 года , удалось выполнить , а какие нет. Журналисты пришли к выводу , что программа оказалась невыполнимой.

Согласно Концепции , Россия должна была оказаться в пятерке мировых лидеров по ВВП. По итогам 2020 года Россия находится на шестом месте ( 3,1% мирового ВВП).

С 2020 по 2020 годы реальный ВВП должен был вырасти на 64−66%. На самом деле , в 2020—2020 годах он вырос на 5,8%.

Реальные доходы населения по итогам 2020 года должны были вырасти на 64−72%. На деле — сократились примерно на 5%.

Средний уровень обеспеченности жильем к 2020 году должен был достигнуть 28−35 кв. м на человека ( или около 100 кв. м на среднестатистическую семью). По данным Росстата , в 2020 году в среднем на одного человека приходилось 25,8 кв. м жилья.

В 2020 году истекает формальный срок действия Концепции долгосрочного социально-экономического развития России от 2008 года. По ряду целевых показателей дедлайн продлили. Они стали национальными целями , закрепленными майским указом Владимира Путина в 2020 году.

Группа PSA в 2020 году намерена увеличить продажи в России на 70%

Группа PSA планирует увеличить реализацию автомобилей Peugeot и Citroen в России на 70% по итогам 2020 года. Об этом заявил управляющий директор марок Peugeot, Citroen и DS в России Алексей Володин.

Во-первых, расширится модельный ряд: в салонах Citroen в начале весны появится среднеразмерный кроссовер C5 Aircross, а Peugeot готовится начать продажи лифтбека 508, пишет издание «За рулем.РФ». Во-вторых, обе компании с 1 января 2020-го изменили гарантийные условия на пассажирские автомобили: вместо двух лет без ограничения пробега стало три года или 100 тыс. км. В-третьих, планируется расширение дилерской сети, ведь в настоящий момент салонов продаж Peugeot и Citroen нет в таких городах-миллионниках, как Казань и Ростов-на-Дону. В-четвертых, в минувшем январе выпускаемые в Калуге седаны Citroen C4 и Peugeot 408, пассажирские микроавтобусы Citroen SpaceTourer и Peugeot Traveller, фургоны Citroen Jumpy и Peugeot Expert допустили к закупкам для государственных и муниципальных нужд.

Как ранее сообщал «АВТОСТАТ», по итогам 2020 года Группа PSA реализовала в России 9224 автомобиля (-1%). При этом продажи Peugeot на российском рынке выросли 12% и составили 5514 машин, а бестселлером марки остается седан Peugeot 408. Российские дилеры Citroen в прошлом году реализовали 3710 автомобилей (-15%), лидерство по-прежнему сохраняет Citroen C4 Седан.

Автор: Александр Чупров по материалам За рулём , источник: АВТОСТАТ

Поделиться

Новости на тему

ТОП-10 автомобилей сегмента С со средневзвешенной ценой до 1,5 млн рублей

Статьи на тему

В мире появится еще один мегаальянс. Крупные производители под угрозой (Autonews.ru)

Инфографика на тему

Динамика российского авторынка в сентябре 2020 года

Кристоф Бержеран, гендиректор группы PSA Peugeot Citroеn в России и странах СНГ («Газета.Ru»)

Из 30 предлагаемых в России моделей Peugeot и Citroen вскоре останется 15–20. Французы ужимают модельный ряд и старательно разносят их по разным сегментам. Для сохранения дилерской сети дистрибьюторам позволят выставлять в салонах автомобили других марок. Как PSA Peugeot Citroеn будет выживать в кризис и почему не намерена уходить с российского рынка, в интервью «Газете.Ru» рассказал гендиректор группы в России и СНГ Кристоф Бержеран.

– Кристоф, давайте начнем с глобального. Каково в настоящее время положение PSA на мировом рынке?

– Недавно были опубликованы финансовые результаты группы. В целом есть заметные улучшения в части операционной прибыли, а также в ситуации со свободными денежными потоками. Мы не публикуем итоги отдельно по зонам, но в Евразии, куда входит и Россия, мы на 60% сократили наши потери. Это произошло даже несмотря кризис, нестабильную ситуацию на рынке и положение на Украине. В настоящий момент перед нами стоит задача выйти на безубыточность в целом по Евразии до 2020 года.

– Если говорить отдельно по России, то по итогам 2020 года продажи марок Peugeot и Citroen на нашем рынке обвалились на 38 и 31% соответственно. Насколько это сильный удар и сможет ли PSA от него оправиться?

– Наша рыночная доля действительно снизилась. В 2020-м году план восстановления позиций группы PSA Peugeot Citroen в России подразумевал большую работу, для того чтобы мы вышли в прибыль. Мы работали по нескольким направлениям. В частности, над структурой предприятий в Москве и в Калуге. Действовать мы начали еще до начала кризиса. Во-вторых, мы работали над ценами – ведь мы не можем терять деньги на машинах, которые продаем. Однако в сложившихся рыночных условиях побочным эффектом этого стало снижение доли рынка и ослабление конкурентных позиций дилерской сети. В-третьих, нашей целью стало сокращение модельного ряда в России.

– В связи с этим как будет меняться модельный портфель обоих брендов?

– В ситуации, когда на два бренда приходится всего 1–2,5% доли рынка, невозможно продавать на нем 25–30 моделей. Ведь по каждой модели нужно тренировать продавцов и технических специалистов, организовывать маркетинговое продвижение и управлять запасами.

В начале года Peugeot предлагал в России 15 моделей и 15 моделей Citroen. Это с учетом всех пассажирских автомобилей и коммерческого транспорта LCV. Некоторые версии не соответствовали российскому рынку и его реалиям. Иногда покупателям не подходили моторы или коробки передач или же не устраивала вместимость. Мы должны сфокусироваться на более узком списке моделей, которые полностью подходят российскому рынку. Так, мы исключили из нашей российской линейки Peugeot RCZ и Citroen DS5, потому что эти автомобили продаются в малом количестве. Кроме того, нам и нашим дилерам очень сложно было на них заработать деньги, потому они импортировались из Европы.

– Какие еще модели покинут Россию вслед за названными, а какие, напротив, станут наиболее приоритетными?

– Президент нашей компании Карлос Таварес на встрече с аналитиками и инвесторами объяснил, что рынок можно поделить на 23 сегмента. Это хетчбэки, седаны, минивэны и так далее. Стратегия группы – отойти от 45 моделей и прийти к 26 на три бренда: Peugeot, Citroen и DS.

Если говорить о России, то уже через два-три года мы должны перейти от 30 моделей, которые мы имеем сейчас, к 15–20. Мы сконцентрируем внимание на С-сегменте, на SUV, LCV. Для каждого бренда мы будем искать свои особенности, для того чтобы дифференцировать марки в восприятии клиентов. Так, например, олицетворением марки Peugeot является хетчбэк 308; модели этой марки всегда были неотъемлемой частью истории бренда. Для Citroen такой важнейшей моделью станет Picasso. Упор также будет сделан на Peugeot 408 и Citroen С4 седан, которые локализованы в Калуге. Ожиданиям рынка хорошо соответствуют 2008, 3008, С4 Picasso, DS4. Также мы сохраним всю нашу коммерческую линию. С течением года мы постепенно будем останавливать поставки определенных моделей. Это будет зависеть от дилерских стоков и развития рынка. Такой шаг позволит нам улучшить нашу гамму и подготовиться к новым запускам в будущем, сконцентрировав внимание на нужных сегментах.

– Как будут делить между собой авторынок модели концерна?

– Клиентам всегда будет важен дизайн. При этом Таварес поставил перед нами четкую цель: разделить и сделать отличными друг от друга марки Peugeot, Citroen и DS. Peugeot – это дизайн, динамичность, требовательность. Citroen – яркие и удобные для жизни автомобили. DS – это авангард и французский шик. К сожалению, в России восприятие этих автомобилей пока не такое. И нас ждет долгая работа, чтобы изменить это.

– Стоит ли ждать новинок от PSA на российском рынке?

– Да, в этом наша цель. Главная проблема, которую испытываем мы и наши конкуренты, – слабый рынок и слабый рубль. Нам нужно приноровить наш план к нынешним и будущим реалиям. Так, в скором времени у нас должен был быть воплощен новый проект в Калуге. Его пришлось отложить из-за кризиса. Но этот автомобиль прекрасно соответствует российскому рынку.

У нас в планах также стоит проект по коммерческому транспорту – чтобы быть сильным игроком на российском рынке, необходимо производить коммерческий транспорт локально. Конечно, у нас есть планы производить другие модели в России, но этому должны способствовать рыночные условия в стране.

– Как в таком случае будет существовать и работать дилерская сеть?

– Ситуация на рынке сложная, но мы стараемся искать решения. Так, мы изменили бонусную систему на 2020 год для того, чтобы противостоять ситуации. У некоторых наших дилеров слишком большие дилерские центры. Таким партнерам мы даже готовы разрешить выставлять автомобили других марок на занимаемых ими площадях для того, чтобы у них была возможность сократить свои расходы. Это могут быть любые другие марки совершенно разного формата.

– Как реагируют дилеры на такое предложение?

– Мы не намеренно предложили эту идею нашим дилерам. Но мы принимаем в расчет экономическую ситуацию в России и пессимистичный прогноз по 2020 году, согласно которому авторынок может просесть на 30–50%. Некоторые дистрибьюторы могут испугаться работать с нами ввиду сокращения нашей доли рынка. Сейчас члены нашей команды встречаются с каждым дилером, и, если он хорошо работает, предлагаем найти вместе общее решение. Традиционно хорошие результаты по итогам прошлого года показали дилеры в Москве и в Сибири. В частности, это стало возможно благодаря программе утилизации. Что касается менее сильных дилеров, то не мне давать этот список.

– В настоящее время в Калуге собирают всего по одной модели Peugeot (408) и Citroen (С4). Как будет развиваться работа по увеличению уровня локализации?

– Мы хотим продолжить работать в России. Для этого нам нужно восстановить финансовую стабильность компании, сохранить дилерскую сеть и продолжать работать над развитием локализации в Калуге. У нас большой план, который контролируется на уровне дирекции в Париже.

Мы уже выполнили требования постановления №166, но продолжаем расширять локализацию. Но мы хотим найти как можно больше российских поставщиков – это могут быть компании из Калуги, Тольятти, Санкт-Петербурга и даже из Москвы. В числе последних проектов нам удалось локализовать производство аккумуляторов. Мы работаем над проектом легкосплавных дисков. Наша цель – поднять уровень локализации с 35 до 50% как можно быстрее. Локализация позволит нам стать более конкурентоспособными и менее зависимыми от курса валют. Мы хотим найти проект, который могли бы интегрировать в калужское производство и нарастить наши объемы. Но сейчас, к сожалению, экономическая ситуация заставляет нас сначала анализировать ситуацию.

– То есть локализация новых моделей – это не выход в период кризиса? К примеру, новый 308-й ощутимо подорожал, поскольку импортируется из Франции. Нельзя ли просто наладить его производство в Калуге, как это было с предыдущим поколением?

– Совершенно верно, этого сделать нельзя. У автомобиля другая платформа, не та, что у 408-го или С4 седан. Это означает, что если бы мы хотели наладить производство 308-го в Калуге, то нам нужно было бы не только интегрировать в производство новую модель, но и новую платформу. Поэтому для нас это не вариант. Локализовывать мы будем только модели, которые построены на той же платформе, что и автомобили, которые производят в Калуге. У группы есть такие модели.

– Что будет происходить с ценами?

– Первый вызов для нас – восстановление нашей финансовой стабильности. В прошлом году мы начали работать над выравниваем цен по отношению к курсовым колебаниям. Мы делали это постепенно. Сейчас мы сравниваем наше позиционирование по отношению к конкурентам. Мы постоянно, каждую неделю, каждый месяц анализируем наши цены, чтобы понимать, сколько должны стоить наши автомобили. В связи с падением курса рубля мы вынуждены были поднять цены в декабре, избежать этого хода было экономически невозможно. Конечно, это негативно повлияло на нашу долю рынка. Поэтому сейчас мы стараемся привести нашу политику к экономическим реалиям, ищем баланс.

– PSA рассматривает возможность ухода из России?

– Мы останемся в России. Когда Тавареc занял свой пост год назад, он уже хорошо знал структуру российского рынка, потому что работал ранее на Renault Nissan. Все в России знают, кто такой Таварес. Он ориентирован на ведение бизнеса, получение прибыли и очень прагматичен. Он рассказал мне о своей уверенности в том, что Россия будет одним из главных регионов в автосегменте. Я спросил его, продолжим ли мы здесь работать, и он уверил меня в том, что такова его стратегия. Это хороший рынок. Мы сделаем все возможное, чтобы на нем присутствовать. Конечно, в интервью с вами я мог бы сказать, что у нас все хорошо, но я предпочитаю быть реалистом и прагматиком. Я знаю, что мы потеряем часть наших дилеров, но мы продолжим работу. Рынок цикличен, а PSA обладает огромным желанием и волей для того, чтобы преуспеть в России. Мы продолжим работать на Украине – там живет 45 млн человек и в дальнейшем это будет отличный рынок. Также нам интересны и другие рынки региона, включая Казахстан и Белоруссию.

Удивительные противоречия бюджета России на 2020 год. Читая – помните: нам здесь жить

Счетная палата России опубликовала заключение на проект федерального закона «О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов». И судя по этому заключению, нас ждут удивительные времена, полные противоречий.

Базовый прогноз предусматривает рост инвестиций в основной капитал. В 2020 году он составит 6,5%. Это те самые инвестиции, которые вносят существенный вклад в рост ВВП. При этом большого роста производства машин, оборудования, или роста темпов строительства даже не ожидается, а это основные фондообразующие отрасли. Не ждут экономисты и больших темпов роста экспорта – даже внешнеэкономическая ситуация не будет этому способствовать, рост мирового ВВП продолжит замедляться. Откуда тогда возьмется рост инвестиций – неизвестно.

Эксперты Счетной палаты обратили внимание, что все три варианта прогноза направлены на реализацию национальных проектов. Что должно привести к тому, что, по базовому прогнозу, уже в следующем году темпы роста ВВП увеличатся до 1,7% против 1,3% в этом году. А дальше, в 2022-2024 годах, рост ВВП составит 3,2-3,3%. В Счетной палате замечают, что такая динамика возможна только при выполнении целевых показателей Указа президента. Но одновременно одним из ключевых рисков для базового варианта названа «пробуксовка структурных реформ». Да уже и сейчас никто не говорит о том, что реализация национальных проектов идет по плану.

По мнению Счетной палаты, в 2021-2024 годах рост ВВП будет держаться в районе 1,4-2% в год. Эти цифры вероятнее представленных в проекте закона еще и потому, что прогнозируется ухудшение внешнеэкономической ситуации.

Дальше. Одним из драйверов экономического роста в 2021-2024 годах должны стать ориентированные на экспорт отрасли обрабатывающей промышленности, строительный и транспортный секторы, а также секторы недвижимости и профессиональных услуг. Вот только существенных изменений в структуре производств не планируется. И откуда в таком случае должен быть рост экспорта – не объясняется.

Или вот еще интересное противоречие: в плановый период прогнозируется рост реальных располагаемых денежных доходов населения за счет, в том числе, снижения долговой нагрузки. При этом проценты, которые население платит за кредиты, по прогнозу, вырастут опережающими темпами по сравнению даже с динамикой обязательных платежей в целом. Так, выплата процентов по кредитам за 2020-2024 годы возрастет 1,86 раза, а обязательные платежи в 1,58 раза соответственно.

Тут отдельно стоит заметить, что, даже по прогнозу, рост реальных располагаемых доходов в этот период по базовому прогнозу составит около 9,3%.

– Перечисленные в прогнозе меры государственной политики, направленные на обеспечение устойчивого роста реальных доходов граждан, по мнению Счетной палаты, также не смогут в полной мере обеспечить заявленные темпы, – говорится в заключении.

Еще раз: в прогнозе говорится, что реальные располагаемые доходы в 2021-2024 годах вырастут на 9,5%. Но при этом за период 2021-2024 годов оборот розничной торговли увеличится еще сильнее – на 10,4 %. Оказание платных услуг населению вырастит на 10,3 %, что, как мы видим, выше темпов роста реальных располагаемых доходов.

– Такая динамика возможна при снижении склонности населения к сбережению, однако в этот период она стабильна и составит 5,4 %, – пишет по этому поводу Счетная палата. Отсюда появляется вопрос, из каких ресурсов население будет увеличивать спрос.

Добавим, что, по заключению Счетной палаты расходы на развитие образования в России планируются в среднем за 2020-2022 годы на уровне 3,7 % ВВП, расходы на здравоохранение – 2,9 % ВВП. При этом в странах «Группы семи» эти расходы значительно выше.

– В Великобритании в 2020-2020 финансовом году фактические расходы на здравоохранение составили 7,2 % ВВП, на образование – 4,2 % ВВП. В США на 2020-2022 годы на обязательные расходы на здравоохранение предусмотрено 10,1 % ВВП ежегодно; во Франции в 2020 году на здравоохранение – 8,0 % ВВП, на образование – 4,7 % ВВП, – пишет Счетная палата.

А главное, на что обращает внимание Счетная палата, это отсутствие в пояснительной записке к закону сведений о поэтапной реализации национальных проектов, на которые, по идее, нацелен бюджет. В записке нет ни целевых показателей по годам реализации нацпроектов, ни оценки их ожидаемых значений по итогам 2020 года, ни влияния изменений бюджетных ассигнований на достижение показателей и результатов национальных и федеральных проектов.

Citroёn в России итоги 2020 года

Концепция долгосрочного социально-экономического развития России, которая была принята правительством РФ в 2008 году и предполагала существенное улучшение ситуации в стране к 2020 году, оказалась нереализуемой. Рост ВВП на 6,5%, рост доходов и радикальное сокращение бедности так и не состоялись, по ряду таких целевых показателей дедлайн фактически продлен – они стали национальными целями, закрепленными очередным майским указом президента РФ Владимира Путина в 2020 году. О том, что и почему не получилось сделать, пишет РБК.

Одна из заявленных целей касалась попадания России в пятерку мировых лидеров по росту ВВП. По итогам 2020 года Россия находится на шестом месте (3,1% мирового ВВП). Первая пятерка представлена Китаем (18,7%), США (15,2%), Индией (7,7%), Японией (4,1%) и Германией (3,2%). Сейчас вхождение России в пятерку крупнейших экономик мира закреплено в качестве национальной цели майским указом 2020 года.

Как отмечает издание, концепция также предполагала, что отечественная экономика должна к 2020 году выйти «на траекторию долгосрочного устойчивого роста со средним темпом около 6,4-6,5% в год». Между тем фактически этого не произошло. Среднегодовой рост ВВП в 2020-2020 годах составил лишь 0,5%, а в 2020-2020 годах рост, согласно прогнозу Минэкономразвития, ожидается на уровне 1,3-1,7%. Ускорение экономики может произойти только с 2021 года, но до 3,1-3,3% при условии реализации обширной программы улучшения делового климата, снижения административных барьеров для бизнеса, цифровизации и т.д.

«К 2020 году по сравнению с 2020 годом реальный ВВП должен был вырасти на 64-66%, следует из концепции. Но если проанализировать фактическую динамику ВВП с 2020 года, то получится, что в 2020-2020 годах он вырос на 5,8% (с учетом последних прогнозов властей по текущему году)», – пишет РБК.

Несостоявшимися оказались также планы по росту реальных доходов, которые, как было заявлено, должны были повыситься на 64-72% по сравнению с 2020 годом. Однако если в 2007-2020 годах доходы населения росли (на 22% в общей сложности), то с 2020 года началось их сокращение. По данным Росстата, с 2020 года наблюдается непрерывная отрицательная динамика, которая сменилась околонулевым ростом только в 2020 году. В общей сложности, с 2020 года к третьему кварталу 2020 года реальные располагаемые доходы россиян сократились примерно на 5%, отмечает издание.

Еще одна цель концепции на 2020 год – снижение уровня абсолютной бедности с 13,4% в 2007 году до 6-7%, а также увеличение среднего класса до более половины населения. Как пишет РБК, уровень бедности в России действительно снижался с 2008 по 2020 год, когда доля населения с доходами ниже прожиточного минимума опустилась до 10,7%. Однако затем количество бедных опять стало расти и по итогам 2020 года составило 13,3%.

После снижения в 2020-2020 годах в нынешнем показатель начал вновь подниматься: по итогам второго квартала 2020 года Росстат зафиксировал рост до 12,7%: за чертой бедности живут 18,6 млн человек. Теперь эту цель, обозначенную в концепции-2020, власти будут достигать к 2024 году, согласно указу главы государства. Вице-премьер Татьяна Голикова называла эту задачу самой сложной из всех обозначенных в указе.

О том, что цели остались невыполненными, недавно напомнил глава Счетной палаты Алексей Кудрин во время первого чтения проекта бюджета на 2020-2022 годы в Госдуме.

«Помните, у нас была Концепция долгосрочного развития, мы ее еще называли «План Путина», принята в 2008 году? Там заложен бюджетный маневр – рост расходов бюджетной системы на здравоохранение и образование – до 5% ВВП по каждому», – сказал он.

По словам Кудрина, «вообще такое решение когда-то принималось» на уровне правительства и «Единой России».

«Но мы пока находимся на уровне меньше, чем было 11 лет назад», – констатировал он.

Как отметила главный экономист «Альфа-банка» Наталия Орлова, слова которой приводятся в публикации РБК, до 2008 года экономика в среднем росла на 7% в год, и после кризиса 2008-2009 годов многие экономисты были уверены, что Россия вернется на траекторию 6-процентного роста.

По словам Орловой, концепция представляла собой «оптимистичный сценарий, со ссылкой на историю прошлого десятилетия» [до 2008 года]. Документ готовился в то время, когда исходили из совершенно других экономических, геополитических, социальных предпосылок, также считает руководитель направления Deloitte по оказанию услуг финансовым институтам России и СНГ Екатерина Трофимова.

«На фоне кризиса и санкций ситуация полностью поменялась. Объективно, это был маловероятный план для исполнения», – обратила внимание эксперт.

Санкции, введенные против России после присоединения Крыма, повлияли на замедление экономики лишь отчасти, считает Орлова.

«Ежегодно мы из-за санкций по состоянию на 2020 год теряли 0,5% ВВП, а с точки зрения потенциального роста – 0,3%. Это не тот масштаб проблемы, которая могла бы объяснить расхождение между желаемыми 6% и фактическими 1-2% роста», – сказала она.

По оценке экономиста, экономика растет медленнее из-за структурных ограничений, например, демографических, и спада инвестиционной активности. «Инвестиционный рост до 2008 года был гораздо более интенсивным, особенно частного сектора. После 2008 года инвестиции росли, но в большей степени за счет госсектора», – отметила она.

В то же время, как считает Орлова, долгосрочные стратегии развития пишутся не для выполнения на 100%, а для создания образа будущего, исходя из которого государство будет планировать свои действия. И на момент создания в 2008 году концепция развития до 2020 года была вполне оптимальной.

«Проблемы возникают тогда, когда мы стратегию цементируем, 10 лет живем с каким-то планом, а потом смотрим – не выполнили. Стратегия должна быть живой, это некий ориентир, она должна постоянно обновляться в процессе прихода каких-то новых событий, новой статистики. Реальность же меняется постепенно, и эти изменения нужно в стратегию инкорпорировать, – подчеркнула Орлова. – У нас есть такая проблема, что мы формируем стратегию, потом о ней забываем, через пять лет достаем, выясняем, что она не сбылась, говорим, что она плохая и придумываем новую».

При этом, как считает Трофимова, планирование в России часто основывается на «ожиданиях и пожеланиях», а не на просчитанных макроэкономических прогнозах. «Уровень выполнения таких стратегий достаточно низкий. Кроме того, у нас все еще очень волатильная макроэкономическая ситуация, и это осложняет прогнозирование», – заключает эксперт.

Стоит отметить, что сразу после обнародования концепции 2020 многие эксперты оценивали этот документ скептически. В частности, сопредседатель Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков отмечал, что документ «сырой», а его положения вряд ли могут быть реализованы. По его оценке, так называемая «Концепция-2020» похожа на великий проект советских времен, который может так и остаться на бумаге, что в итоге и произошло.

Концепция-2020, которая предполагала переход страны на инновационную модель, может остаться только на бумаге, обращал также тогда внимание известный экономист, руководитель Национального института развития Сергей Глазьев, отмечая, что есть существенные противоречия между заявленными целями документа и реальными действиями кабинета министров.

«План Путина» по развитию экономики России до 2020 года провалился

Концепция Минэкономразвития по долгосрочному социально-экономическому развитию России до 2020 года, также известная как «План Путина», провалилась, подсчитал РБК. Реальные и располагаемые доходы населения, уровень обеспеченности жильем, ВВП и другие критерии оказались ниже плановых показателей концепции в несколько раз.

Что случилось? В ноябре 2008 года Минэкономразвития презентовало концепцию социально-экономического развития России до 2020 года. Позже экономисты, в том числе Алексей Кудрин, назвали ее «Планом Путина», поскольку концептуально стратегия совпадала с тезисами, которые декларировались во время президентских выборов 2008 года. Срок действия концепции формально истекает в 2020 году, но по многим целевым показателям дедлайн уже продлен — они просто были переформатированы в национальные цели, заявленные президентом в 2020 году, пишет издание.

  • Вскоре после презентации стратегии в 2008 году произошел глобальный финансовый кризис, и стало ясно, что в новых реалиях ее невозможно реализовать.
  • В 2020–2020 годах эксперты ВШЭ и РАНХиГС разработали новый документ, получивший название «Стратегия-2020». Владимир Путин пояснял, что это второй этап концепции 2008 года, откорректированный с учетом финансового кризиса. Стратегия излагалась на 800 страницах и предполагала рост ВВП минимум на 5% в год.
  • Однако «Стратегия-2020» так и не была утверждена правительством. Действующей и утвержденной осталась первоначальная концепция, принятая Минэкономразвития в 2008 году.

Результаты. Запланированные в стратегии показатели значительно отстают от реальных, подсчитал РБК.

  • К 2020 году Россия должна была войти в пятерку стран, лидирующих по показателю ВВП. Однако по итогам 2020 года Россия находится на шестом месте (3,1% мирового ВВП) после Китая, США, Индии, Японии и Германии. Цель войти в пятерку остается актуальной, она упоминалась в майских указах Путина в 2020 году.
  • Кроме того, ВВП должен был расти на 6,5% в год и к 2020 году вырасти на 64–66% по сравнению с 2020 годом. Однако в 2020–2020 годах он вырос только на 5,8% (с учетом прогнозов по текущему году). Среднегодовой рост ВВП в 2020–2020 годах составлял лишь 0,5%.
  • Реальные располагаемые доходы населения должны были вырасти на 64–72% к 2020 году. Но в реальности с 2020 года к третьему кварталу 2020 года они сократились на 5%.
  • Уровень абсолютной бедности должен был снизиться с 13,4% в 2007 году до 6–7% в 2020 году. По итогам второго квартала 2020 года он составляет 12,7% (за чертой бедности живут 18,6 млн человек). Однако цель сокращения до 6% сохраняется, теперь ее достижение назначено на 2024 год.
  • Средний класс должен был увеличиться до более половины населения. Сейчас к нему можно отнести около 38% россиян, по оценке ВШЭ. Но полностью всем критериям среднего класса соответствует лишь 7%.
  • Обеспеченность жильем к 2020 году должна был достигнуть 28–35 кв. м на человека. По данным Росстата, в 2020 году она составляла 25,8 кв. м.

Причины. В 2008 году, когда концепция утверждалась, экономика росла в среднем на 7% в год, и реальность виделась в более оптимистичном свете, цитирует РБК главного экономиста Альфа-банка Наталию Орлову. Но на фоне санкций и кризисов этот план объективно стал маловероятным для исполнения, говорит руководитель направления Deloitte по оказанию услуг финансовым институтам России и СНГ Екатерина Трофимова. Экономика растет медленнее из-за структурных ограничений, например, демографических, и спада инвестиционной активности, считает Орлова. После 2008 года инвестиции росли, но в большей степени за счет госсектора. Планирование в России часто основывается на «ожиданиях и пожеланиях», а не на просчитанных макроэкономических прогнозах, замечает Трофимова: «Уровень выполнения таких стратегий достаточно низкий».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Выбор автомобиля, его ремонт и техническое обслуживание